deruluft (deruluft) wrote,
deruluft
deruluft

Category:

ТБ-3 в Варшаве, Париже и Кракове, 1934

Ув. hunter019 выложил интересные фотографии из польского архива. Я добавил немного букв к этим замечательным картинкам.

1. ТБ-3 над Польшей, 1934



В ноябре 1933 года в СССР находилась польская делегация во главе с начальником военной авиации полковником Райским.
2. Полковник Людомил Райский, 1934


Вероятно в ходе этого визита было намечено направить в мае 1934 года (на время национального праздника)  с ответным визитом советскую делегацию во главе с Начальником ВВС РККА Алкснисом.

В феврале 1934 года в ходе визита в СССР польский министр иностранных дел Ю.Бек поднял вопрос об ответном визите в   Польшу советской воздушной эскадрильи. Вопрос был рассмотрен на Политбюро:




27 марта 1934 г.
Опросом членов Политбюро
83/59 - О Польше.
а) До выяснения позиции Прибалтийских стран, оттянуть наш ответ Лукасевичу
б) Принять предложение Польши об обмене флотскими визитами и о посылке летной эскадрильи в Польшу, а также об обмене визитами высших представителей военных ведомств.
Выписки посланы:  т.т. Литвинову, Ворошилову.

Протокол №4 (Особый) заседания Политбюро ЦК ВКБ(б) от 29.3.1934.





В апреле к этому вопросу вернулись еще раз:





15 апреля 1934 г.
Опросом членов Политбюро
210/192. - Об ответном визите во Францию. Польшу и Италию.
1) В ответ на визит на самолетах в СССР представителей Италии (29 г.), Франции и Польши (33 г.) НКВМ организовать ответные визиты отрядами самолетов — по три самолета Т.Б.З в эти страны.
2) Во главе отрядов во Францию и Польшу (летят разновременно) послать тов. Хрипина, в Италию т. Меженинова.
3) визиты осуществить в июле—августе.
4) Принять к сведению, что весной прибывает с визитом в Ленинград польская морская эскадра. Предрешить ответный визит в Польшу нашей Эскадры.
Выписки посланы: т.т. Ворошилову, Крестинскому, Артузову.

Протокол №5 (Особый) заседания Политбюро ЦК ВКБ(б) от 15.4.1934.





 Таким образом, вместо Начальника ВВС РККА Алксниса, в Польшу предполагалось отправить его заместителя - т. Хрипина.
Опасения, что понижение уровня представительства до заместителя начальника ВВС вызовет дипломатические осложнения, заставило Политбюро еще раз вернуться к этому вопросу. 5-го июня Политбюро еще раз рассмотрело этот вопрос, подтвердило решение о главе делегации и установило ориентировочные сроки визитов: 25 июля - в Польшу, 10 августа - во Францию.

21 июня 1934 г. польской стороне было сообщено, что в ходе ответного визита, советскую делегацию будет возглавлять Хрипин, а Алкснис не сможет покинуть СССР из-за загруженности служебными обязанностями. По мнению поляков, замена Алксниса была вызвана тем, что "ген. Алкснис как человек очень простой, не знающий ни одного иностранного языка и не умеющий вести себя в обществе, не подходит для выполнения представительских функций"

В конце июня Политбюро в очередной раз рассмотрело состав делегаций. Авиационную делегацию в Польшу было решено доверить Председателю Центрального совета Осоавиахима Р.П. Эйдеману и В.В. Хрипину.

15 июля 1934 года очередным решением Политбюро вместо т. Эйдемана руководителем делегации был назначен заместитель начальника Штаба РККА С.А. Меженинов. Незадолго до вылета в состав "польской" делегации был включен начальник Транспортной авиации ГВФ Я.Анвельт и делегация перестала быть чисто военной. По мнению О.Кена и А. Рупасова "внесение "гражданской струи" демонстративно ослабляло значимость визита советских летчиков как акции по установлению доверительных отношений между руокодителями вооруженных сил СССР и Польши".

После рассмотрения фотографий у меня сложилось впечатление, что состав делегаций был изменен еще раз - Эйдеман отправился в Париж, а место Анвельта занял Начальник ГУ ГВФ И.Ф. Ткачев. А заметки советской прессы называют других членов делегации - Уншлихт, Ингаунис.

По информации В. Котельникова, для визитов в Европу было изготовлено десять специальных ТБ-3Р. Самолеты отличались отсутствием вооружения, улучшенной аэродинамикой и диванами в бомбоотсеках. Самолеты были окрашены в белый цвет, на их бортах были нанесены "регистрационные номера", совпадавшие с заводскими. Экипажи тренировались месяц, в конце тренировок каждому выдали "белоснежный комбинезон, новый шлем и две пары перчаток". На снимках ниже белоснежных комбинезонов почти не видно, но видны плащи :)

3. ТБ-3, вероятно в Москве, конец июля 1934 г.


28 июля первые три ТБ-3 (командиры Байдуков, Ефимов и Леонов) отправились в Варшаву
5-го августа три ТБ-3 (Байдуков, Ефимов и Леонов) через Киев и Вену отправились в Париж, затем Лион и Страстбург. 17 августа через Прагу вернулись в Москву.
5-го августа еще три ТБ-3 (Соколов, Головачев, Рябченко) через Киев, Люблин и Краков вылетели в Рим. Вернулись 16 августа через Вену.

Ниже снимки "польских" и "французских" ТБ-3.

4. Прилет ТБ-3 (Байдуков, Ефимов и Леонов) в Варшаву


5. Встреча в Варшаве. В центре зам. начальника ГШ РККА Меженинов С.А.



6. Людомил Райский приветствует Хрипина. Хорошо виден номер одного из "польских" ТБ-3 - URSS-2236


7. Райский, полпред Давтян, Меженинов


8. Меженинов и полковник Барабанов(?)


9. Члены советской делегации с плащами.


10. ТБ-3 2236, 2237(?) и 2238 в Варшаве


11. ТБ-3 в Варшаве. Обратите внимание на флажки на носу воздушного судна.


12. Покрупнее

13. Группа офицеров на приеме в Королевском замке. Человек в гражданской форме очень похож на Ткачева И.Ф.



14. 5-го августа 1934 года те же экипажи, но вероятно на других машинах отправились в Париж.
По данным журнала Flight в Париж прибыли не 3 (как утверждает Котельников), а два ТБ-3 (URSS-2239 и URSS-2242)


15. На обратном пути они делали остановку в Кракове, где была устроена еще одна "фотосессия"
"Французский" ТБ-3 URSS-2242  в Кракове


16. Еще один "французский" ТБ-3 в Кракове


17. Заправка (Краков)


18. Председатель Центросоюза Осоавиахива Р.П. Эйдеман в Кракове.

19. "французские" ТБ-3 в Кракове.

Ну и немного советской прессы
20.


21.


Буду благодарен за комментарии к фотографиям.

Ну и если остались еще силы - можно почитать немного об этом визите в книге Бондаренко. В воздухе - испытатели.



В мае 1934 года Перевалов получил предписание выехать в Москву, на Центральный аэродром, для тренировки летного состава строевых частей в сложных условиях полета. Для этой цели было оборудовано несколько самолетов ТБ-3 — первоклассного творения конструктора А. Н. Туполева. На одном из них должны были летать командир авиабригады Адам Иосифович Залевский, летчик-инструктор, он же командир корабля, Георгий Филиппович Байдуков и штурман Петр Иванович Перевалов.
В сложных условиях в то время летало не так уж и много летчиков. Дело это было новым и, конечно, не легким. Ведь если в закрытой кабине довериться своим чувствам, то потери пространственного положения не миновать. Тебе будет казаться, что летишь ты с большим креном, а то и вовсе летишь кверху колесами, летишь к земле. И только показания приборов могут сказать тебе о положении самолета. И ты должен обязательно им верить.
В одном из полетов управление ТБ-3 взял на себя комбриг Залевский, которого Перевалов тщательно, чтобы он не видел ни земли, ни неба, закрыл брезентовым колпаком.
Байдуков установил курс, скорость, высоту и нулевой крен, и сказал:
— Держи, Батя, так!
— Держу, — ответил из-под колпака Залевский.
— Землю или небо видишь?
— Кроме приборов — ничего!
Вскоре тяжелый бомбардировщик стало бросать то влево, то вправо, крен был более пятидесяти градусов.
— Егор, бери баранку! Не могу я... — проговорил Залевский. [68]
— Пилотируй, пилотируй, — засмеялся в ответ Байдуков.
— Слушай, Петр, — уже сердито сказал Залевский Перевалову, — хватит! Не могу больше!
Петр Иванович бросился было открывать колпак, но Байдуков остановил его.
— Не надо, не надо. Пусть до конца прочувствует, что такое слепой полет! Полезно...
ТБ-3 все больше и больше заваливался в крен, шел к земле.
Наконец Байдуков взял на себя управление и установил машину в горизонтальный полет.
— Что за шуточки? — спросил недовольным тоном Залевский Байдукова, когда сняли колпак и он, сбросив с головы шлем, вытер с лица пот.
— Не сердись, Батя. Должен же я научить тебя летать по приборам!..
— Ладно учи, Егор, учи, — проговорил уже добродушно комбриг.
Залевского снова закрыли колпаком. Терпеливо выполняя команды Байдукова и Перевалова, он с каждой четвертью часа пилотировал по приборам все лучше и лучше.
Когда приземлились, Адам Иосифович начал, улыбаясь, выговаривать Перевалову:
— Ты что это ослушался своего комбрига? Тебя же никто не возьмет в Европу!
— Еще вопрос: возьмут ли вас с такой высокой должностью? И такой техникой пилотирования... — парировал Петр Иванович.
— Много ты, Перевалов, понимаешь в технике пилотирования! Вот подучусь немного и тогда еще посмотрим, — засмеялся Залевский.
А «Европа» — это готовящиеся перелеты по маршрутам: Москва — Варшава и Варшава — Москва; Москва — Вена — Париж и Париж — Прага — Москва. [69]
...Тренировочные полеты готовящихся для полета за границу экипажей были закончены в срок, с отличной и хорошей оценками.
Для полета за границу было оборудовано шесть самолетов АНТ-6. Это были, по существу, те же ТБ-3, но в пассажирско-транспортном варианте, без вооружения, конечно, но зато с мягкими диванами, установленными в бомбоотсеках. На самолетах было также установлено хорошее пилотажно-навигационное оборудование.
В конце июня 1934 года летный состав группы стоял перед начальником ВВС РККА Я. И. Алкснисом.
— Для перелета за границу правительственной авиационной миссии назначаются шесть экипажей — объявил Алкснис. — Командиром эскадрильи назначается Залевский Адам Иосифович. Командиром первого корабля АНТ-шесть Байдуков Георгий Филиппович. Штурманом эскадрильи назначается Беляков Александр Васильевич. Вторым пилотом у Байдукова будет командир эскадрильи Залевский. Понятно вам, товарищи Залевский и Байдуков?
— Товарищ начальник ВВС, — обратился к Алкснису Байдуков, — пусть Залевский будет командиром эскадрильи и корабля, а вторым пилотом мне его не надо — не будет слушаться...
Адам Иосифович не выдержал и сказал смеясь:
— Егор, что ты говоришь? Буду тебя слушаться, честное слово. Возьми!
— Ничего, — улыбнулся Алкснис и повторил: — Вторым пилотом у Байдукова будет Залевский.
— Понятно! — обрадованно ответил Залевский. Затем начальник ВВС объявил список лётных экипажей на остальные корабли.
Командиром второго корабля был назначен летчик Ефимов из строевой части, вторым пилотом — Петров, штурманом — Гордиенко (оба от нас). Командиром [70] третьего корабля АНТ-6 был назначен летчик Леонов, вторым пилотом — Блинов (оба из строевой части), штурманом — Перевалов (от нас). Был объявлен также список технического состава.
Петр Иванович Перевалов и не думал, что будет назначен штурманом корабля, летящего за границу. Ведь он — всего лишь штурман-инструктор. Однако летчик Леонов попросил Начальника ВВС РККА Алксниса:
— Дайте нам Перевалова. Он нас учил. Ему мы верим.
Алкснис посмотрел в сторону Белякова и спросил:
— Как считаете, овладел Перевалов астроориентировкой? Справится он в дальнем перелете с обязанностями штурмана корабля?
— Справится! — коротко ответил Беляков.
— Хорошо, — сказал Алкснис, — раз летчики просят, пусть Перевалов летит!
Когда строй был распущен, Перевалов подошел к Залевскому и, намекая на его тренировку под колпаком, спросил шутя:
— Ну что, товарищ комбриг, кого летчики берут, а кого не берут?
— Ладно тебе... — улыбнулся в ответ Залевский.
Адам Иосифович Залевский был талантливым летчиком-испытателем. Был он и по-настоящему отличным человеком. Как и все, Залевский трудился на строительстве полотна железной дороги, связывающей городок испытателей со станцией районного центра. Трудился на строительстве стадиона, при посадках деревьев, которые теперь в память о нем шумят на ветру своей листвой...
Комбриг Залевский — это волевой командир. Его любили, его побаивались... Безжалостно требовательный к себе, Залевский строго относился и к подчиненным. И тем не менее все шли к нему с радостями и горестями, звали «нашим Батей». [71]
В тот день, когда возвращались домой с аэродрома, Адам Иосифович с гордостью сказал Перевалову:
— Вот мы и полетим в Европу... Полетим, Перевалов, показать, на что способен народ, сбросивший иго капитала!..
Вскоре экипажи облетали свои корабли и стали готовиться к перелету по первому маршруту Москва — Варшава. Всем было пошито новое из добротного отечественного материала повседневное обмундирование. В него входили: саржевая гимнастерка, синее галифе, хромовые сапоги, фуражка с черным околышем и красной звездой, коричневые замшевые перчатки. Было также всем выдано и новое выходное обмундирование: темно-синий френч под галстук, брюки навыпуск, белая рубашка, туфли, пилотка. Каждый из идущих в перелет получил еще прорезиненный коверкотовый плащ, штатский костюм и солидного вида фибровый чемодан.
28 июля 1934 года на Центральном аэродроме столицы собралось много народу. В этот день посланцы страны Советов во главе с начальником штаба ВВС Межениновым и заместителем начальника ВВС Хрипиным отбывали за границу.
И вот в десять часов утра Георгий Филиппович Байдуков повел корабль на взлет. Следом за ним повели на взлет свои корабли и Ефимов с Леоновым.
И взлетающие наши красавцы, и гул их двенадцати моторов — все отечественное — еще раз подтверждали, что есть в мире авиационная держава — Советский Союз, раскрепощенная Октябрем страна, твердо стоящая на ногах коллективизации и индустриализации, сумеющая в случае чего всегда постоять за себя!
Эскадрилья шла в строю «клин» над Москвой. Тысячи москвичей, подняв кверху головы, с гордостью провожали ее, желая мысленно экипажам удачи.
Выйдя на исходный пункт маршрута и став на курс, корабли поплыли в сплошной облачности в четырехстах [72] метрах от земли. Но через некоторое время облачность кончалась и в иллюминаторы хорошо были видны уходящие к горизонту лесные массивы, луга и поля, на которых трудились, убирая спелые хлеба, колхозники. Это были русская и белорусская земли, сродненные вековой борьбой с завоевателями.
Георгий Филиппович Байдуков и Александр Васильевич Беляков шли точно по проложенному на картах маршруту. Ведомые ими экипажи вели также общую и детальную ориентировку — в случае чего они в любую минуту могли самостоятельно выполнять задание.
Все дальше и дальше уплывала на восток родная земля. Самолеты АНТ-6 — три островка Родины, с населением, имя которому экипаж, летели уже над панской Польшей.
— Как далеко шагнули мы в будущее! — торжественно произнес Петр Иванович Перевалов, глядя на испещренную, словно в калейдоскопе, квадратиками хуторских, единоличных наделов польскую землю.
— Да, тоска тут какая-то... — отозвался второй пилот Блинов.
— Другой мир! Счастливые мы все же. — Не отрывая взгляда от корабля Байдукова, заключил Леонов.
* * *

Через восемь часов сорок минут после взлета АНТ-6 приземлились на аэродроме под Варшавой и легко подрулили к ангарам. Делегация и экипажи спустились по трапам на землю. Экипажи выстроились перед самолетами. К ним с приветствием обратился Главнокомандующий ВВС Польши. Затем выступил начальник штаба ВВС Меженинов.
Я не буду писать о следовании делегации и экипажей в отведенные им резиденции, о всевозможных приемах, об осмотре нашими летчиками достопримечательностей Варшавы. Это не относится к теме моей книги. И вообще, [73] рассказав об этом перелете, я хотел тем самым подчеркнуть, что в довоенные и послевоенные годы, когда требовалось нанести визиты в зарубежные страны, лететь на рекорд в стратосферу и на высадку экспедиции на Северном полюсе, лететь над просторами Северного Ледовитого океана из одного края необъятной Родины в другой ее край, штурмовать небо Арктики, решать многие, многие другие, поставленные правительством задачи, то делали это в основном либо наши люди — испытатели, либо наши воспитанники. И всегда они с честью выполняли все задания партии и правительства!
После Варшавы в августе 1934 года наши экипажи прилетели в Париж, где так же с гордостью, как и полякам, показывали свои АНТ-6.
Георгий Филиппович Байдуков выполнил даже несколько показательных полетов, о которых примерно так писали парижские газеты: «...Говорят, что у русских нет своей авиации, нет летчиков, что и прилетели-то они к нам с немецкими инструкторами. Но посмотрите, разве это правда! Все теперь у русских есть! На огромном современном самолете-гиганте прекрасный русский летчик летает над Парижем, имея на борту французских старших офицеров, с французским министром авиации в качестве второго пилота. Причем взлет и посадку он производит по малому неудобному старту, с боковым опасным ветром...»
...17 августа 1934 года наши самолеты, ведомые нашими экипажами, оторвались от чужой земли и взяли курс к границам Родины. Через девять часов беспосадочного перелета они приземлились на Центральном аэродроме в Москве.



Источники:
Спасибо вездесущим hunter019 и rata16


Tags: 1930-е, Италия, Польша, СССР, Франция, перелеты и визиты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments